Category: литература

спящая красавица

говно

зачем я трачу жизнь на говно,
зачем, она же без смысла проходит,
зачем смотрю тупое кино,
ведь жизни цель нашла уже вроде,

зачем я ем еду просто так,
зачем читаю фейсбуки, вконтакты,
зачем я спорю как юный дурак,
ведь мне дороже всей правды контакты,

зачем страницы давно уж чисты,
зачем я мысли как прежде не строю,
зачем я в ящик кидаю листы,
ведь никогда больше их не открою,

погиб поэт, влюбленностей ложь,
отвага, страсть, и к себе даже жалость,
погибло всё, я жду первый дождь,
вдруг силы даст спасти что осталось.

мысли вслух

ты - мой воздух

я ищу тебя в пустоте.
что хочу тебя - не изменишь.
лишь скажи, что ты хоть в "нас" веришь!
подошла я прямо к черте.

выход есть? как жизнь обмануть,
раз не хочет "нас" тот, кто создал?
как мне жить, когда ты - мой воздух.
чем дышать, сжимается грудь!

тонкий лёд, иду по нему,
ещё шаг - и я в чёрной бездне.
кто спасёт меня? много чести.
я одна, и с тем утону.

но ты есть! ты будешь со мной,
или страх тебе так мешает?
вера в "нас" по дням угасает.
а я думала, ты - герой.

так зачем смотреть - подойди!
что разбить боишься? всё пало!
и меня почти что не стало,
и тебя всё меньше в груди.

спокойствие

Есенин

что ты ждёшь - не признаний ль в любви?
пей вино и грусти лучше ночью -
он в другом, и тебя он не хочет,
пей вино и судьбу не гневи!

для чего тебе этот мираж?
для чего ты придумала снова
из какого-то взгляда, полслова,
разделяет что твой он мандраж?

накрутила себя колесом,
оплела всё цветами без меры!
где берётся вся глупость для веры,
чтобы жить хотеть призрачным сном?

он не ждёт, не трепещет, он спит!
так смотри свои фильмы про чувства,
и грусти, если жить тебе грустно,
раз ты любишь, что сердце болит!

что ж - вино, с ним сладка даже грусть.
не хватает портрета мне в сени -
чтоб смотрел мой приятель Есенин,
как, подобно ему, я сопьюсь...

поле

то волшебство



хочу его,
ах, всё пройдёт,
то волшебство
по сердцу бьёт,
ну, а душе
век наплевать,
кого в туше,
кого в кровать.

я пала вновь
и вновь взлечу,
его любовь
я так хочу,
но всё пройдёт,
как будто дым,
и он уйдёт
в тень молодым.

пропала я
давным-давно,
моя семья,
моё кино
не стоят дней,
не стоят лет,
пусть он сильней,
но есть обет.

я буду дни
влачить свои,
не отними
моей любви,
ведь лишь пока
горит нутро,
моя рука
ведёт перо.
спокойствие

цыганский табор

силы на исходе –
мы идем направо:
так вот вечно бродит
по земле наш табор.
и в нём мы все только
видим жизнь, как песню,
часто было больно,
но всегда мы вместе.
босиком по лужам,
по лесам и полю,
нам так дух сей нужен,
дух свободной воли,
где мы можем вместе
в странах незнакомых,
в самом дальнем месте
быть всегда, как дома.
нам костры в ночь светят,
звук гитары плачет,
мы одни на свете,
с кем всегда удача.
голос наш печальный
веселей всех песен,
манит берег дальний,
мы навечно вместе.
что еще нам нужно?
чтоб была цель – надо б,
и к ней будет дружно
вечно рвался табор.

спокойствие

дураку ведь невдомёк

шум громоздких мостовых

не ведёт нас к раю,

что жить нужно для других –

я не понимаю.

но сказали – это так,

хоть я и не верю,

я по жизни  не дурак:

я пойду – проверю.

ведь дурак не тот, кто ждёт

то, что вряд ли будет,

и не тот, кто вмиг пойдёт,

если скажут люди:

глуп тот в жизни человек,

что себе лишь верит,

и живёт так весь свой век,

от двери до двери.

дураку ведь невдомёк,

что жизнь – не аркада:

в жизни каждый уголок

весь проверить надо.

может, к моему стыду,

я в других не верю,

но я встану, и пойду,

и сама проверю –

что в сей жизни точно жизнь,

а где лишь игрушки:

глупо весь свой век прожить

лишь для этой тушки.